Предаем ли мы Христа, соблюдая карантин?

Еще накануне Пасхи в этом году россияне, позиционирующие себя как верующие, фактически разделились на две категории. Первая – те, кто со смирением (хотя, конечно, не без скорби) принял карантинные ограничения в виде самоизоляции. Вторая – те, кто стал возмущаться, что Светлое Христово Воскресение им предлагают встретить дома, а не в церкви… «Что же будет с Пасхой?! Неужели останемся без причастия в праздник, не освятим яйца и куличи? Костьми ляжем, но в храм пойдем!»- такими репликами православных пользователей пестрили соцсети… Возмущенные взялись осуждать призыв Патриарха на период пандемии воздержаться от посещения храмов. Стали «припоминать», как в прошлом при эпидемиях церкви никто не закрывал, а даже наоборот – «все шли в храмы и исцелялись», заподозрили в карантине заговор и злой умысел против веры, предательство Христа и т.д.

На самом деле: предаем ли мы Христа, соблюдая карантин? Своими мыслями относительно происходящего со всеми нами в эти непростые дни делится штатный клирик храма Преподобного Сергия Радонежского г.Усть-Лабинска, иерей Арсений Рощин.

— То, что раньше при эпидемиях народ  якобы собирался в храмах, лобызал святыни и обязательно причащался – это ЛОЖЬ. – говорит отец Арсений. – Есть исторические подтверждения, что, когда те или иные земли посещал мор – так называли эпидемии – во все времена распространение любой такой инфекции люди ликвидировали именно карантином. В переводе с французского и итальянского «карантин» означало «сорок дней». Да, как Великий пост. И как раз столько времени обычно требовалось изолировать людей друг от друга, чтобы остановить эпидемию.

Свобода или жизнь

Большинство людей сегодня не может смириться с тем, что на неопределенное время надо «запереть» себя дома, не посещать публичные места и ограничить все физические контакты с людьми, кроме собственной семьи. У верующих уныние усугубляется тем, что нет доступа в храм, где они привыкли облегчать душу.

На какие-то чудо-способности медицины в прошлых веках люди еще не так полагались, как современный человек, поэтому общество тех времен гораздо лучше, чем мы, понимало: если заразишься – гарантий, что тебя вылечат, нет (а жить хочется), и второе – положить конец вирусу можно, только лишив его главного условия для существования – наличия людей. Поэтому в то время никого не надо было уговаривать самоизолироваться: людям не приходило в голову «бороться» с властями за свои «права и свободы», все боролись с эпидемией – стараясь уберечься от заражения. Например, в ХVI веке, когда на Руси свирепствовала чума, зараженных ею людей наглухо запирали в домах и никого к ним не пускали. Даже если священник решился пойти к больному, его оставляли с этим больным и не выпускали обратно, потому что он теперь считался разносчиком заразы. Если священник шел отпевать умершего от чумы, его тоже жестко изолировали, а могли и вообще сжечь вместе с трупом. Это реально было в России. Вот так тогда выглядел карантин…

Существует карантинный устав Российской империи 1832 года, где сказано, что при эпидемии все храмы должны быть закрыты. И всегда при этом люди понимали, что это вынужденная мера. Святой праведный Феодор Ушаков, будучи еще военным адмиралом и генерал-губернатором, смог спасти свой флотский экипаж и весь город Херсон во время эпидемии чумы: ввел жесточайший карантин, запретил публичные богослужения, поставил патрули на въездах и выездах в город, всем приказал оставаться дома, а всех больных изолировал.

Есть книга «Пидалион» — это полный свод священных канонов Православной Церкви, составленный преподобным Никодимом Святогорцем в конце 18 века. Там, в частности, указано, как совершать Евхаристию во время любой эпидемии: Святые Дары оставлять в особом определенном месте, чтобы священник не контактировал с другими людьми и не способствовать возможности заражения. Святитель Филарет Московский называл безответственными священников, не выполняющих эти инструкции, и запрещал им служить.

Поэтому та риторика, которая сейчас звучит, – что надо совершать службы в храмах с людьми – просто неадекватна. Нужно понимать, что никто не лишает людей Церкви, это не гонения на Церковь, и запрет на участие народа в богослужении – временный и вынужденный, но никак не означающий, что таким образом нами предается Господь.

Без любви к ближнему нет христианства

Для многих вера превратилась в формализм: главное – ходить в храм и причащаться. Заповедь о любви к ближнему у нас на деле игнорируется большинством верующих. К сожалению, Церковь наша из общины любви, какой была создана Христом, превратилась в бюро индивидуальных ритуальных услуг: мне надо получить благодать, вот за ней я пришел в храм и готов хоть по головам пройти, если МНЕ надо. Хочу и пойду.

У многих сложилось ложное представление о том, что в церкви надо искать исцеление от любой болезни. Многие за этим и ходят: просить здоровья у Бога и святых врачей. Вот только нельзя забывать, что не сама Церковь лечит наше тело, а только наша молитва и духовное выздоровление может приводить к выздоровлению от болезней тела.

Надо признать, что потребительское отношение ко Христу и к Его Церкви вытеснило у большинства верующих подлинное понимание христианской веры. А по факту – человек, не понимающий и не исполняющий заповедь о любви к ближнему, вообще не понимает смысл христианства. На сегодняшний день – просто поберечься от этого злосчастного вируса и не заразить им ближнего – это уже подвиг любви к ближнему.

Спасительное послушание

Есть такое понятие как «послушание». Многие православные любят брать благословение батюшки на какое-то дело, которое собираемся начать, на то или иное правило, на вкушение той или иной пищи и т.д. Но заметьте: мы чаще всего исполняем лишь то «послушание», которое нам пришлось по вкусу, а то, что нам не понравилось, игнорируем. Священномученик Игнатий Богоносец пишет, что община (а это – мы, христиане) ничего не может делать без воли епископа. А патриарх это епископ всей нашей церкви. И, если мы поступаем не так, как он благословил, мы фактически согрешаем. Мы можем ослушаться Святейшего только если он призывает нас к ереси, а в нашем случае в словах нашего патриарха не было никакой ереси. Его слова не продиктованы угодничеством властям. В его призыве к самоизоляции – только пастырская забота о нас. Но многие проигнорировали эту боль нашего Святейшего отца о нас всех. И перед Богом мы за этот грех ответим.

Господи, везде Ты

Многие монахи-отшельники в первые века христианства вообще не посещали никакие богослужения. Жили в пещерах, в пустынях, крайне редко причащались. Но стали святыми!..  Мария Египетская всего лишь дважды в жизни причастилась, проведя остаток своих дней в пустыне. Но она – святая, и мы ее почитаем, как пример для подражания. Почему она так сделала? Потому что знала, что иначе она бы не победила блудную страсть, которой страдала.

В нашем случае не идем в храм по объективным причинам – карантин. Значит, мы должны научиться быть с Богом вне богослужения. Да, наш привычный уклад нарушен. Но мы должны подумать сейчас о том, из чего вообще состоит наша христианская жизнь. Неужели только из богослужений? Неужели весь смысл нашего духовного подвига лишь в том, чтобы прийти в храм? Неужели мы не можем уделить время своим близким, помогая им, утешая их в этот период, когда многих посещают и уныние, и финансовые трудности? Господь стучит в наше сердце и говорит: «Подумай, как тебе сейчас провести свою жизнь во благо своей душе и во благо ближних». Заботимся о них и почаще читаем Священное Писание, труды святых отцов Церкви.

Как бы там ни было, пандемия пойдет на спад, и общество вернется к нормальной жизни. Но каждому из нас сейчас очень важно сделать правильные выводы из этой ситуации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *